У лика судьбы женские черты…

«Песнь моя звенит, как древний бубен.

Спросите, где мой дом, мое жилище.

Отвечу вам звенящей песней ветра,

Что чум родной мой – это тундра вся»

Л. Лапцуй. «Тундра»

Бескрайние неприветливые просторы тундры, где на расстоянии нескольких дней пути даже животное встретишь не часто, стали родным домом для самых выносливых и сильных народов Севера.

С давних времен здесь живут и трудятся, занимаются охотой и рыболовством, рожают детей. А как часто мы задумываемся о том, какова она, жизнь в тундре? Как там, в этой бескрайней дали, складываются судьбы людей? Какую роль в этой прекрасной и суровой кочевой жизни играют женщины? Наша героиня готова приоткрыть завесу тайны…

«Как я помню, был у меня дед, он был требовательным, упрямым человеком. Возможно, благодаря этим чертам своего характера смог многого добиться в жизни, — задумчиво рассказывает Майя Лаптандер, жительница сеяхинской тундры, — В награду за свой многолетний труд он был приглашен в столицу нашей Родины: ездил в Москву, на ВДНХ. Его медали до сих пор хранятся в священной нарте. Он работал в красном чуме «Коммунар», во время Великой Отечественной войны трудился в оленеводческой бригаде. А мой отец работал охотником, а в забойный период — забойщиком. Мать свою, к сожалению, практически не помню, так как она часто болела, и ее часто не было дома. Нас воспитывала бабушка НгэданеЯунгад.

Лаптандер Майя Лобковна родилась 27 апреля 1965 года в поселке Сеяха в семье охотника–тундровика Лобка Окотэтто и Любовь Яунгад. Девочке с детства прививали любовь к родной земле, но, честно говоря, родителям можно было и не стараться – для юной Майи милее родного поселка и тундры ничего не было. Это «пришлые» люди могут полюбить или не полюбить Север, тундру, суровый климат, а у местных эта любовь – в крови, они впитали её с молоком матери, бескрайние просторы навсегда вошли в сердце коренного человека и никакими благами цивилизации эту любовь никогда не вытеснить.

Север у каждого свой. Для одних это чистые порожистые реки Карелии, для других — полноводные озера Вологды и Архангельска, для третьих — былинные земли Пскова и Новгорода. Суровый климат и безграничные просторы, светоносные дали и прозрачная чистота природы, таинственные каменные знаки и неведомые лабиринты, а главное, ощущение подлинной свободы — все это можно найти здесь. Но у нашей героини своя история, которая началась и продолжается на священной земле Ямала.

Самореализация – важнейшее в жизни

Из воспоминаний Майи: «В 1966 году родилась сестра , а в 1970 — брат Виктор. Я в 1972 году пошла в школу, но меня отправили обратно, забрал меня дедушка на оленьей упряжке. Не знаю, по какой причине, может быть, было слабое здоровье, но учиться хотелось, поэтому, в 1973 году повторно пошла в школу. И, что интересно, учиться было необыкновенно легко. В 1977 году меня приняли в пионеры, а в 1989 году я вступила в ВЛКСМ. В летнее время работала сторожем на звероферме совхоза «Ямальский», руководил им тогда Юрий НендомовичОкотэтто. Осенью поступила на годичные курсы воспитателей детского сада в г. Салехард, педучилище имени Зверева. Успешно пройдя курсы, вернулась в роднуюСеяху и стала работать воспитателем в детском саду «Олененок».

Ежедневно мы касаемся нескольких разнообразных дверных ручек и чаще всего совершенно не обращаем на них внимания. Но есть среди них особые. Например, ручка на двери в детский сад, вытертая до блеска тысячами детских прикосновений… Когда-то и мы привычно дергали ее. И не замечали. Но почему-то она оказывается совсем иной, когда берешься за нее рукой взрослого человека.

Особенно если ты пришел в детский сад устраиваться на работу. Волнение, сомнения, тревога. Те же чувства, по началу, испытывала и наша героиня. Всё новое: социальная роль, новые взаимоотношения с людьми. Новая личностная ситуация – ответственность за качество своей работы, результат, который ожидают коллеги, воспитанники, родители.

Для молодого специалиста вхождение в новую деятельность сопровождается высоким эмоциональным напряжением, требующим мобилизации всех внутренних ресурсов. Но у Майи все получилось, про те годы моя собеседница вспоминает с ностальгией: «Интересное было время, коллектив мне очень нравился, я проработала там три года».

Но жизнь шла своим чередом, ставя новые «планки», условия, как говорится в известной поговорке: «всё течет, все изменяется», вот и прежнее место работы пришлось оставить. Но, как известно, что ни делается – всё к лучшему и вот почему…

Семья – начало всех начал

«В 1988 году перевелась кладовщиком-кассиром в Тамбейское отделение совхоза «Ямальский», там познакомилась с зооветспециалистом Петром Лаптандер и в 1989 году вышла за него замуж, — увлеченно, с блеском в глазах рассказывает наша героиня. — В 1990 году родилась старшая дочь Людмила, в 1991 году – сын Виктор. Сынок родился в Салехарде. Оттуда я сразу полетела с новорожденным в поселок Сабетта, минуя Сеяху, потом на машине в поселок Тамбей — к мужу и дочке. Муж сразу уехал в бригады № 11 и № 12, так как заканчивалась забойка, и надо было сдавать годовой отчет.

Вот так, работа и в те далекие годы не всегда позволяла побыть с семьей, забыть об ответственности и обязательствах «государственных» хоть на короткий период времени. А мы, сегодняшнее поколение, ещё смеем утверждать, что темп современной жизни не идет ни в к какое сравнение с прошлыми годами, якобы, даже десять, двадцать лет назад люди никуда не спешили и жили размеренной жизнью, но, судя по рассказу Майи Лобковны, и в те времена времени на семью катастрофически не хватало.

Моя собеседница будто погрузилась в те дни, когда дети были маленькие, а работать приходилось вне всяких графиков и норм: «В 1993 году поехали в чум к родителям мужа, так как родился сын Виталий. Мы начали работать в седьмой бригаде. Муж зоотехником, а я чумработницей». Удивительное качество «северных» женщин, по моему мнению, заключается ещё и в том, что с завидной легкостью умеют совмещать невероятно трудную, требующую, подчас, недюжинной силы, физическую работу с воспитанием детей.

Жена и мама

«В 1995 году, в мае, родилась дочка Татьяна. На роды улетала в Яр-Сале. Вернулась с новорожденной дочкой на санрейсе 20 июня и сразу приступила к своим обязанностям: шитье, ремонт одежды мужа и детей, сушка зимних нарт, ремонт зимних нюков. Работы много, без дела не посидишь», — в подтверждение моих мыслей рассказывает Майя.

Поразительное умение, скажу я Вам, есть, чему поучиться!

«В 1996 году родился сын Вадим, а в 2004 году – самая младшая дочь Екатерина. С дочкой из роддома прилетела на вертолете пантовой компании. Работы в тундре очень много: летом занимаемся ремонтом нюков, выделкой лап и шкур, шитьем одежды на всю семью, заготовкой дров. А в конце августа провожаем детишек в школу», — с улыбкой заканчивает Майя.

Жизненной стойкости, философскому отношению ко всем событиям бытия, мудрости этой женщины можно только позавидовать, в хорошем смысле этого слова. Изучая, углубляясь в тему роли женщины в тундре, начинаешь понимать, что иногда красноречия недостаточно. Есть в мире такие вещи, такие явления, которые невозможно описать словами. И это – как раз таки именно такой случай. Поэтому, «не мудрствуя лукаво», скажу просто: женщина в тундре – это жизнь, это одетые, обутые и сытые дети и муж, это порядок в чуме, это горящий очаг и свежая, чистая, студеная вода. Это спокойный и уверенный в своей супруге глава семьи, который знает, что, уходя из чума, он оставляет его в надежных руках, что его жена – союзница и помощница всегда и во всем. Именно на женщине, без преувеличения, держится всё. От семьи и до работы.

«В сентябре такие у нас заботы: прививка оленей от овода, подготовка к забойной компании, «выбраковка» и отделение оленей. Выпекаем на огне хлеб на неделю, — перечисляет основную работу Майя Лобковна. — В октябре занимаемся заготовкой дров — «плавника». Дрова возим коллективно на оленьих упряжках с берега Карского моря, за двадцать и даже сорок километров. Возим целыми аргишами. В это время в чуме с детьми остается одна из женщин, и один мужчина остается для охраны оленей».

Жизнь в тундре нелегка. Особенно, для женщины, ведь на хрупких плечах держится буквально всё. Все работы по хозяйству в чуме лежат только на женщине: разведение очага, поддержание огня в печке, приготовление еды, уборка, выделка шкур, пошив обуви и одежды. Но на трудных жизненных дорогах они не растеряли главных достоинств – доброты души, чуткости ко всему живому, внимательного, сердечного отношения к малой, суровой, северной, но самой дорогой Родине.

«Также в мои обязанности входило шитье спецодежды для зооветспециалистов: малицы, тобаки и мадаки по заказу», — перечисляет рассказчица.

Женщины-хозяйки пользуются на Ямале большим уважением. Особенно высоко ценится женское умение шить, так как хорошая одежда в условиях Севера очень нужна человеку. Например, в сказках ханты говорится: “Богатырь гордится, если у него есть рукодельница-дочь, держащая иглу в концах пальцев”. Матери обучают детей основам национального искусства. Они дают девочкам для игры лоскутки с образцами орнаментов и показывают, как их сделать. Девочки под руководством матери обучались шить и украшать одежду разными узорами и лентами. Они учились готовить жилы – нитки и выделывать шкуры. В 5-7 лет эти навыки усваивались с помощью игр.

— В ноябре производился отлов оленей на забойку, потом пастухи готовились к перегону: подготавливали пищу и одежду в двух комплектах — ведь им придется ехать по безлюдным местам более трёхсот километров, чтобы доставить на забой 600-700 голов оленей, поэтому к сборам подходили ответственно, — говорит Майя Лобковна.

На Ямале люди с древних времен живут в чумах. Чум, по-ненецкимя”, центр всей жизни семьи и воспринимается как целый мир, вот и вся жизнь нашей героини крутилась вокруг этого мира, родного чума.

— Муж возвращался после нового года в феврале или марте, — продолжает рассказ тундровичка. — Все заботы о семье ложились на мои плечи, ведь жизнь не стояла на месте: нужно каслать, заготавливать дрова, лёд для воды, шить одежду, каждое утро отлавливать дежурных оленей. В 2010 году упаковали чум, и я приехала в поселок, чтобы работать на забойке. Занималась срезкой и заготовкой оленьих лап для отправки на продажу. И так я приезжала каждый год, в течение 7 лет.

В 2015 году моя собеседница вышла на пенсию. «Стали рождаться внуки, они с радостью приезжают к нам в тундру. В начале совместной жизни мы с мужем поставили себе цель: если у нас будут дети, то каждому мы должны помочь получить образование! На сегодняшний день все дети получили профессиональное образование, трудятся в родном селе. Только младшенькая, Екатерина, еще учится в школе» — с гордостью делится самым сокровенным хранительница семейного очага.

Одной из важнейших проблем для народов Севера и Сибири на современном этапе является сохранение национальных культурных особенностей. К ним относятся традиционные виды хозяйственной деятельности, бытовой уклад, национальная одежда, жилище, язык, социальная организация и др. Каждая из перечисленных особенностей имеет своё значение для жизни этноса. Вот и Майя Лобковна старается внести свою, хоть и скромную, но такую необходимую лепту в сохранение родной культуры: рассказывает детям, внукам о традициях и обычаях народа, знакомит с фольклором, обучает тому, что знает и умеет сама, чему в своё время научилась у своей мамы и бабушки.

При подготовке материала к выпуску мне стало известно, что Майя Лобковна с супругом были удостоены медали «За любовь и верность». И это как нельзя лучше подчеркивает тот факт, что для создания и сохранения настоящей семьи нужно совсем не много, главное – любить друг друга. Подводя итог нашей беседы, я поняла одно: без женщины в чуме холодно, голодно и одиноко. Мир от женщины теплеет, светлеет, становится большим и интересным. Женщина – это душа жилища, а значит, и душа тундры!

Ладони в ссадинах и трещинах,

К труду привычные давно.

А ношу на плечах у женщины

Измерить людям не дано.

Подобный кедру, ладно сложенный,

Вот чум стоит на гребне вьюг,

А вот костер манит прохожего –

Все это дело женских рук.

Ксения Яковкина