«Жалею о том, что в сутках мало времени…»

Эдуард Грачевич Парсомьянц 24 апреля отметит свой 85-летний юбилей. Вся его врачебная деятельность на протяжении 45 лет в жестких условиях Крайнего Cевера была связана со становлением и развитием хирургической службы на Ямале. Результатом высокого профессионализма явились сотни спасенных жизней.

Эдуард Грачевич (на снимке) – врач высшей категории, ветеран труда, имеет нагрудный знак «Отличник здравоохранения», почетное звание «Заслуженный врач Российской Федерации». О нем написано немало статей как о заслуженном хирурге, но у этого человека много граней – мастер на все руки, музыкант, писатель, и это только малая часть того, что нам удалось узнать об уникальной и разносторонней личности.

Накануне юбилея с Эдуардом Грачевичем встретилась корреспондент газеты «Время Ямала», чтобы узнать, чем занимается заслуженный хирург Ямальского района на пенсии.

Эдуард Грачевич, в каком возрасте Вы прекратили свою трудовую деятельность?

Я проработал в поселке Яр-Сале с 1966 года по 2011-ый. В возрасте 74 лет я написал заявление на увольнение. Но, если честно, до конца не было осознания, что это прекращение трудовой деятельности. Наверное, оставалось внутреннее ощущение, что меня будут привлекать к работе как консультанта. Но первые годы не случилось. А потом стали звать консультировать, но я уже настолько привык к своему статусу пенсионера, что не находилось на это времени.

За 45 лет работы хирургом был наработан репутационный капитал среди населения, обращались ли жители Яр-Сале к Вам за консультацией?

Обращались и до сих пор продолжают обращаться. Сейчас уже реже, но первое время по привычке шли ко мне подтвердить или опровергнуть поставленный диагноз.

С выходом на заслуженный отдых не появилось ли ощущение потерянности?

Знаете, нет. Я более 50 лет собирал коллекцию. Еще работая хирургом, я столкнулся с тем, что пациентки, приезжающие с тундры, носили пришитые к нижнему краю шапки на ремешках или цепочках большое количество медных и железных украшений с прорезным и рельефным рисунком, связанные друг с другом узким ремешком, и крупными бусинами. Я был восхищен! А потом узнал о традиции погребения, когда часть этих украшений хоронят вместе с владелицей, а вторую половину хранят в память о ней. Постепенно этих уникальных вещей стало становиться все меньше. А сейчас и вообще почти не встретишь. Я стал обменивать, покупать у них по одному украшению — постепенно коллекция росла. И выйдя на пенсию, я начал изготавливать ненецкие женские украшения, бляхи на мужские пояса. Это очень увлекательный процесс. Больше всего в своей жизни жалею о том, что в сутках мало времени. Время – самый ценный ресурс!

Ваши украшения можно встретить на ярмарках, которые организуются ко Дню оленевода, как пришла такая идея?

Знаете, я первое время очень стеснялся принимать участие в ярмарках. Еще со времен Советского Союза слово «торгаш» было каким-то постыдным. Я ни в коем разе не хочу обидеть работников торговли, их труд всегда был почетен. Я говорю о других понятиях – «барыга, перекупщик, спекулянт». Вот эти слова ассоциировались с теми людьми, которые в советское время продавали разные товары самостоятельно. Я понимаю, сейчас другое время, и выставлять на продажу результат своего труда не постыдно, а правильно. Но первое время принимал участие в ярмарках больше для того, чтобы люди увидели, что можно возродить традиции изготовления уникальных украшений. В музее есть выставка моих работ, если есть желание — можете посетить и посмотреть.

Чем еще, кроме изготовления украшений, занимаетесь в свободное время?

Свободное время – это громко сказано. Его-то как раз и не хватает. Я человек увлекающийся, разносторонний. Много лет писал рассказы «в стол», а однажды моя супруга Елизавета взяла и отправила рассказы в газету. Я об этом не знал. Мне начали звонить со всех поселков Ямальского района со словами: «Читал твой рассказ – ну, ты даешь!». Конечно, я как вспыльчивый человек сначала обиделся на супругу, а потом она меня уговорила, и так появилась на свет книга «Гримасы медицины. Записки полярного хирурга». Сейчас работаю над второй книгой. Нет, не пишу «запойно», как многие авторы. Так же, как и первую книгу, записываю постепенно рассказ за рассказом.

В Вашем доме стоит пианино — играете?

В молодости я часто садился за инструмент, да и в период работы хирургом меня приглашали участвовать в разных музыкальных мероприятиях. Много лет занимался настройкой инструментов в музыкальной школе. У меня есть соответствующее образование. А последние годы, как говорится, сапожник без сапог. Не нахожу времени настроить свой инструмент.

Несмотря на непогоду, Эдуард Грачевич показал свой двор, постройки, сделанные его руками.

Вот в этой теплице мы с супругой Елизаветой с огромным удовольствием каждый год копаемся. Баня и гараж тоже построены много лет назад моими руками. Я с удовольствием провожу время в гараже. Каждый инструмент знает свое место и лежит не для красоты. Да и беседка во дворе, построенная мной, не для красоты — летом мы в ней пьем чай. С беседки открывается прекрасный вид на тундру! Зимой постоянно нужно чистить снег. Дом требует времени — все время что-то чинишь, что-то меняешь. Иногда целыми днями нахожусь во дворе, сарае, увлекаясь и забывая о времени.

Эдуард Грачевич, Вас часто приглашают на мероприятия в школу и музей рассказать детям о ВОВ. Многие из тех, кого называют детьми войны, не помнят о самой войне, о лишениях, в силу того, что были маленькими...

Я с радостью хожу на такие мероприятия. Дети — благодарные слушатели. Рассказываю о военном детстве, о настоящих авианалетах, о том, как погиб мой друг, найдя и попытавшись разобрать снаряд. Я не боялся бомбежки. Самым тяжелым был голод. Моя бабушка всю жизнь ждала своего сына – моего дядю с фронта. Никогда не верила, что он пропал без вести. Вздрагивала каждый раз, когда открывалась калитка, надеясь, что это Георгий. Не дождалась… И только 5лет назад сын Витя нашел информацию о нем, обнаружив, что мы неправильно искали, ставив в фамилии не так ударение. Под Харьковом, в братской могиле, совсем недавно нашли захороненного дядю. И теперь с табличкой, на которой написана фамилия, имя моего дяди, я становлюсь в ряды Бессмертного полка.

Уйдя на заслуженный отдых, Эдуард Грачевич не потерял себя, не заскучал – скорее наоборот, сожалеет о том, что не может вложить в сутки всего, что запланировал в своем списке на день. Замечательный отец, дедушка — отличный пример для подражания, ведет здоровый образ жизни, не курит, не употребляет алкоголь, придерживается здорового питания. Кому, как не врачу, лучше других знать, как влияет питание на организм человека. Во всех увлечениях его поддержкой и опорой стала супруга Елизавета, о которой он рассказывает с большой любовью и гордостью.

От себя же хочется выразить глубочайшую благодарность за годы труда и сотни спасенных жизней и пожелать Эдуарду Грачевичу – Легенде Ямала — крепчайшего здоровья и долгих лет жизни!

Татьяна Проскура, внештатный корреспондент газеты «Время Ямала»

Читать также

Ямал стал одним из 15 пилотных регионов по внедрению платформы «Моя школа». Она начнет работать с 1 сентября в 26 учреждениях

«Ямал-Медиа» сообщили, что с этого года ямальские школы будут учиться на новой платформе «Моя школа». Накануне 1 сентября ее...

Холода не за горами

Ямальские объекты жизнеобеспечения готовят к началу отопительного сезона

Спорт – норма жизни

В преддверии праздника - всероссийского дня физической культуры и спорта в Мысе Каменном провели мастерскую творческих дерзаний «Краски Севера»

Как живёшь — Салемал…

В традиционной рубрике мы продолжаем знакомить вас, дорогие читатели, с жизнью поселений нашего Ямальского района