Из рода Яптик

87 лет назад, в начале «месяца отела оленей», в семье охотника Яптик родился четвертый ребенок, которому, к счастью, довелось дожить до сегодняшних дней… Речь пойдет о Нехоче Окотэтто.

Но на долю девочки, как и многим «детям войны», выпало немало испытаний, были и радостные дни, были печальные и голодные. Чтобы сварить ужин, многие жители тундры делали так: кость оленя без мяса мелко крошили, дробили специальными молотками (в основном из камня) на шкуре оленя. Костяные крошки варили — это был суп в военные и послевоенные годы. Если у кого-то была возможность, то в суп добавляли немного муки, и он от этого становился немного гуще и вкуснее. Если не было муки, то добавляли оленью кровь. У нашей героини подставка-камень для дробления костей до сих пор хранится в нарте. Когда закончилась Великая Отечественная война, Нехоче исполнилось 10 лет (родилась она 4 мая 1935 года).

Во время войны мои родители вместе с нами каслали до Ярсалинской тундры, до реки Хадыта. Был длинный и долгий путь. Родители с другими тундровиками отвозили молодых людей в Яр-Сале на пункт сбора на войну, а потом солдат дальше отправляли. Весной, в это время и позже, я с братьями и сестрами ставила ловушки на куропаток, много было ловушек. Ноги промокали, носили мы обувь, сшитую из шкуры тюленя. Отец охотился на них зимой специальным крючком. У других детей и даже взрослых такой обуви не было. Когда закончилась война, солдат также аргишами привозили в Яптик-Сале. Помню, один молодой парень в тундре, когда устанавливали чум, баловался: он прыгал на одной ноге и говорил, что остался без ноги на войне, но, к счастью, у него были здоровы все конечности, — дни былых времен Нехоча помнит хорошо.

Так семья Нехочи, как и многие другие жители тундры, помогала фронту. Кроме того, тундровики выполняли план по сдаче рыбы, пушнины, национальной одежды и обуви. Никогда не забудет бабушка Нехоча замерзшие и промокшие ноги в кисах, другой обуви в те годы не было. Детство, юность, молодость прошли в Яптиксалинской тундре, в районе Лякы’ то. В семье Яптик Неэби было 6 детей. Сегодня дети, внуки, правнуки живут почти в каждом уголке Ямала. Отец семейства был охотником, который, вместе с другими жителями тундры, хорошо выполнял план. Вскоре и девушку выдали замуж за охотника Омде Окотэтто. Нехоче тогда было 19 лет.

Женщины с младенцами тоже ездили на охоту с мужьями, потому что не хватало нарт. Старшие дети оставались с бабушкой в чуме. Охотники собирали по тундре песцов и толпой сгоняли их на холм. Люди на упряжках ехали на определенном расстоянии друг от друга, чтобы между ними не мог проскочить песец. Бывало, растягивались упряжки на 10 км. Все выполняли план сдачи пушнины. А маленькие дети ездили с матерями, потому что их нужно кормить. А охотиться — это работа далеко не на один-два часа. Если попадется заяц — это ужин для семьи, он в план не входил. Работа была нелегкая, порой опасная. Однажды у дочери, которая погибла в авиакатастрофе, ухо замерзло, потом оно долго «подтекало», — вспоминает Нехоча Окотэтто.

Охотники разбредались в поисках песцов по тундре на десятки километров. Во время таких выездов мужчины успевали тренировать ездовых оленей.

— К сожалению, сегодня тундровики совсем прекратили обучать быков, — сетует бабушка Нехоча. – Даже каслают на буранах. А олени рождены трудиться — без работы животные становятся хилыми, мышцы слабеют, потому что ненатренированные.

Нехоча Окотэтто родила 14 детей. К большому горю, троих не стало в младенчестве, еще трое умерли, достигнув юности и молодости. Женщина с мужем вырастили и воспитали трудолюбивых, работоспособных граждан своей страны. Дело родителей продолжили Олег, Николай и Соня, они живут в тундре.

Николай стал незрячим в детстве — несмотря на это, мужчина увлекается плетением из бисера и ниток, изготавливает пояса, повязки и другие предметы национального спроса, также плетет арканы. Олег Омдевич удостоен звания «Почетный оленевод Ямальского района», «Ветеран труда». У него 11 внуков и 8 внучек.

Софья — прекрасная мама 8 детей, добродушная хозяйка, чумработница семейства Яптик. Лариса и Майя — хорошие мамы, посвятившие себя журналистике. Дочь Аня живет в Сеяхе, она отличный специалист своего дела — работает 31 год фельдшером санитарной авиации. Сын Илья также проживает в Сеяхе, работает в спортивно-оздоровительном комплексе «Айсберг». Старшая дочь Юля — на пенсии, любящая мама 4 дочерей, бабушка 9 внуков и пока единственной внучки.

Мама с детства учила нас шить, скоблить шкуры и лапы и быть примерными хозяйками. Мы ее очень любим и ценим. К маме заходят дети, внуки и правнуки. Она их всех знает, за исключением тех, кто недавно родился. Но мы ей обо всех сообщаем, кто чем занимается. К сожалению, время не стоит на месте, последние две зимы мама не выходит из дома. А так мама постоянно ездила в гости к детям: в Салехард, Яр-Сале, в тундру. Были мы с ней в Тюмени на операции на глаза, — рассказывает дочь Анна, у нее живет многодетная мама-бабушка.

Несмотря на свой возраст, Нехоча два года назад сшила для своей внучки зимнюю ягушку и два меховых мужских гуся для внука и зятя. Тогда она гостила у дочери Сони в тундре, все лето не сидела без дела. Несмотря на нелегкое детство и трудные послевоенные годы, женщина ни о чем не сожалеет. У нее замечательные дети, которые гордятся мамой.

У Нехочи Окотэтто 11 внуков, 18 внучек, 21 правнук и 9 правнучек. Единственное, жалеет о том, что в тундре не принято звать старших по имени. А в былые времена вообще запрещалось. Из-за этих запретов она не знает имени своего старшего брата, он жил у родственников мамы. Молодого человека призвали на фронт, с тех пор о нем ничего не известно. Сложность еще в том, что он был старшим сыном матери Нехочи, и на какую фамилию его записали, не знает никто, а сколько было тех, кто пропал без вести.

Несмотря на чувство потери и боль, которые никогда не покидают ее, Нехоча Окотэтто как мирный воин до последних сил боролась и трудилась ради жизни и счастья своих близких, сохраняя в доме свет и гармонию. Желаем дорогой и уважаемой сеяхинке крепкого здоровья, долгих лет, счастья видеть внуков и внучек! Бесценным подарком для свидетелей тех далеких лет остается внимание и забота.

Антонина Серасхова, внештатный корреспондент газеты «Время Ямала»

Читать также

Учебный процесс вновь прерван — все ради безопасности учеников

Россию захлестнула волна ложных сообщений об опасности в образовательных учреждениях. Ямальская школа-интернат второй день получает письма о возможном «минировании» на электронную почту. Почему это происходит, разбиралась Яна Добровольская.

Ярсалинские спасатели продемонстрировали всю мощь спецтехники

4 октября, в День гражданской обороны, ярсалинским школьникам предоставилась уникальная возможность не просто вблизи рассмотреть спецавтомобили, но и попробовать себя в роли пожарных. Никто из них раньше и не думал, что машина огнеборцев скрывает в себе так много сюрпризов. На традиционной выставке-экспозиции побывала и Виктория Еловецкая.

Учеников Ямальской школы-интерната повторно эвакуировали

Сейчас школу осматривают сотрудники МЧС и правоохранительные органы. Занятия отменяются до окончания проверки.

Ярсалинка Вера Вануйто стала обладательницей высокой награды

Распоряжением губернатора ЯНАО Вера Такучивна Вануйто удостоена награды «Материнская слава Ямала». Семья Вануйто из Ямальского района, сейчас живет в Яр-Сале - вот уже 35 лет в доверии и дружбе. Вместе с супругом Вячеславом Хобковичем они достойно воспитали девятерых детей. Многодетная мама, Вера Такучивна, не могла предположить, что станет обладательницей такой большой награды.