Ветеран Ямальской педагогики

К 90 летию со дня рождения Асташевой Юлии Степановны.

…Вы знаете, мне по-прежнему верится, что если останется жить Земля,

Высшим достоинствам человечества станут когда-нибудь учителя!

Не на словах, а по вещей традиции, которая завтрашней жизни под стать.

Учителем надо будет родиться и только после этого – стать.

В нем будет мудрость талантливо-дерзкая, он будет солнце нести на крыле.

Учитель – профессия дальнего действия, главная на Земле!

Слова Роберта Рождественского наиболее полно передают настроение и психологию человека, выбравшего профессию педагога. Более того, они были жизненным девизом Заслуженного учителя РФ, Ветерана ямальской педагогики, Юлии Асташевой.

30 декабря 2019 года Юлии Степановне исполнилось бы 90 лет. Она была настоящим прирожденным Учителем. Она умела везде находить единомышленников и вдохновлять сомневающихся. Её в одинаковой степени обожали ученики и учителя. Она умела устраивать праздники и расцвечивать будни.

Юля родилась в 1929 году в станице Старощербиновская Краснодарского края в многодетной семье крестьянина-середняка. Отец, Степан Степанович, работал бухгалтером в сельпо. Мать, Александра Гера-симовна, – была домохозяйкой. По окончанию средней школы с 1947 по 1949 годы работала старшей пионервожатой средней школы №2. Далее на протяжении десяти лет трудилась в образовательных учреждениях Краснодарского края в различных должностях: воспитатель, учитель биологии и географии, директор школы. На Ямале Юлия Степановна оказалась благодаря известному педагогу Валентину Ивановичу Костецкому, который ездил по вузам страны, подбирая педагогические кадры для работы на Крайнем Севере. Проникшись доверием к этому человеку, она приехала в Салехард, откуда её направили инспектором в Ярсалинский отдел народного образования.

«Я ехала в Яр-Сале катером связи, это был почтовый катер. — Из воспоминания Юлии Степановны в материале ИА «ЯТВ», 2004 год. – Со мной ехала Нина Васильевна Лежнина со своим сыном, она в то время работала в школе. Как сейчас помню, у меня был зеленый защитный рюкзачок, в нем было все самое необходимое, сверху лежал географический атлас, где был отмечен Ямал и поселок Яр-Сале.

Я ожидала большего от поселка. Когда-то в юности я читала стихи, помню одну из строчек, что будут на Ямале цвести кипарисы. Я и считала, что кипарисы уже есть. Ехала в августе на поезде и уже были заморозки, а кипарисов вовсе не оказалось».

С 1960 по 2014 годы жизнь Юлии Степановны связана с Ямальским районом. За годы работы в Яр-Сале она в разное время в течение 16 лет возглавляла районный отдел народного образования. Становление её как начальника РОНО и педагога пришлось на трудные годы. Это — ликвидация безграмотности и малограмотности местного населения, нехватка национальных и профессиональных педагогических кадров, устройство нормального быта в интернатах, сбор детей в тундре для обучения, нехватка школ и многое другое. Но благодаря умелому руководству Юлии Степановны и педагогам района в 60-70-ые годы была проделана большая работа.

В своих мемуарах и книгах ненецкий композитор, Заслуженный работник культуры РФ Семен Николаевич Няруй отзывался о ней с такой признательностью и благодарностью: «В школе мне повезло на учителя. Меня, как я помню, Юлия Степановна заметила с первого класса, во мне увидела не только исполнительское мастерство, почувствовала во мне нечто большее. В выпускном классе, осознавая близкую самостоятельность, я заявлял, что пойду в мотористы. Наверное, я так и поступил бы. Именно она сумела разглядеть мою тягу к музыке и подсказала выбор профессии. На свои скромные деньги купила мне билет на речной трамвайчик, добавила несколько «пятерок» на первые дни городской жизни, привела на пристань. В Салехарде, по звонку Юлии Степановны, меня уже ждали и повели сдавать экзамены в культпросветучилище.

Я на всю жизнь сохраню благодарность человеку, помогшему мне выбрать верную дорогу, найти свое призвание. Этот человек — Юлия Степановна Асташева».

Юлия Степановна – из тех провинциальных подвижниц, которые самозабвенно, забывая себя, отдавалась делу, детям. Она свободно говорила по ненецкий, понимала нехитрые нужды тундровиков, принимала их заботы близко к сердцу. Тундровики считали ее за свою.

Выйдя на пенсию в 1980 году, ветеран труда продолжала работать заведующей районным архивом, но после шести лет работы возвращается в Ямальскую школу-интернат воспитателем, где всю свою душу и жизненный опыт передавала детям до 2004 года. О чем свидетельствует материал из журнала «Северяне», №1 за 2001 год: «…Часть детей во время зимних каникул уехала домой в тундру. А два десятка третьеклассников остались в опустевшем здании интерната. А праздники пришлось встречать без мам и пап, братьев и сестер.

И Юлия Степановна решила подарить детям рождественский праздник (сколько было таких подарков за долгую ее жизнь – не сосчитать!). Принесла из дома чудо-печку, муку, сгущенку, сахар, яичный порошок и разные ароматные добавки. Попросила девочек испечь торт. Пока они вместе с другими воспитанниками колдовали над тестом, мальчики украшали холл здания интерната».

Спокойная и размеренная жизнь была не по душе Юлии Степановне и с 2005 году она перешла работать в Ямальский центр внешкольной работы преподавателем дополнительного образования, вела кружки «Зеленая аптека, народная аптека» и «Сделай паузу и отгадай». Пополняла кругозор воспитанников знаниями об окружающем мире, природном богатстве ямальской тундры.

За успехи, достигнутые в обучении и воспитании учащихся, Юлия Степановна в 1974 году награждена юбилейной медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина». В 1974-м отмечена знаками «Победитель социалистического соревнования» и «Отличник народного просвещения». В 1976 году удостоена медали «За трудовое отличие», в 1980-м – медали «Ветеран труда». В 1999 году за долголетний и добросовестный труд ей присвоено почетное звание «Заслуженный учитель Российской Федерации».

Прошли года. Её воспитанники уже давно выросли. В их жизни было многое – возможно, и светлое, и не очень. Верится, что в радостные, а может и трудные моменты, у них появляется огонек воспоминания в благодарность о пожилой русской женщине, принесшей в интернат чудо-печку, читавшей стихи о Рождестве Христовом.

Валентина Ноженникова