Достойное прошлое.

7 ноября исполняется 115 лет со дня рождения Михаила Митрофановича Броднева – партийного и хозяйственного деятеля, организатора Ямальской культбазы.

Сегодня его неразрывно связано с историей села Яр-Сале, где он впервые оказался в 1935 году. И до этого времени его трудовая биография складывалась в основном по организаторской линии.  Родился Михаил в 1904 году в деревне Кузнецова Пировского района Красноярского края, в семье крестьянина-бедняка. Прошел почти все ступени советско-партийной школы, не успел получить высшее образование, за месяц до окончания Сибирского планового института был отозван на работу. С 1932 по 1934 год работал секретарем ЦК МТС, по постановлению Президиума ВЦСПС был переведен в высшую школу профдвижения. Работал старшим редактором Профиздата.

В апреле 1935 года Комитетом Севера ВЦИК был назначен начальником Ямальской культбазы. Строительство ее было начато в 1932 году в районе Ярсалинской фактории.

«На одной из Ярсалинских проток, среди полного безлесья, в голой тундре, среди озер и болот, в центре зимних кочевий, построена Ямальская культурная база. Она находиться в юго–восточной части Ямальского полуострова, примерно около 68 параллели северной широты, на западном берегу Обской губы…» (из статьи Б. И. Шмырева – первого руководителя Ямальской культбазы, которая была напечатана в журнале «Советский Север» под одноименным названием «Ямальская культбаза».

В кратчайшие сроки в тундре вырос благоустроенный комплекс: оружейная, сетевязальная и швейная мастерские, рыбоучасток, строительная контора, магазин. Здесь же выстроились чайная, больница, ветеринарный пункт, школа–интернат, Дом ненца. Два Красных чума, передвигаясь по тундре, обслуживали кочевников на территории, равной крупному европейскому государству. Культбазой были заложены основы системы образования, здравоохранения.

Север взыскательно экзаменовал людей на прочность. Здесь проживали те, кто обладал сильным интеллектом, чистой душой и крепким здоровьем. Коллектив энтузиастов своего дела, прибывших из Москвы, Ленинграда, Омска, Тобольска. Специалисты, передвигаясь по стойбищам, делили с кочевниками кров и хлеб, учили ненцев русской грамоте и учились их родному языку. Взаимопонимание рождало доверие, способствовало совместному заинтересованному решению больших и малых дел.

Броднев всячески поощрял инициативу и самостоятельность работников, не чурался решать дела, требующие разумного риска. С его участием началось строительство жилого поселка в ненецком колхозе «Харп». Приступили к электрификации чумов жителей поселка Яр-Сале. В работе возникали трудности, случались промахи, срывы, давали о себе знать вековые суеверия и предрассудки.

Независимость поведения и действий Броднева вызывало недовольство и возмущение некоторых представителей местной власти. Злопыхатели, не брезгуя клеветой, раздували его ошибки до размеров преступлений. Собирали компромат, готовили расправу. Арест Михаила Митрофановича ошеломил сослуживцев. Он отчетливо понимал, как ничтожны шансы на успех. Но эту малость он использовал как нить спасения.

Из Омской тюрьмы он вернулся на Ямал, был восстановлен в партии, допущен к работе. Уроки жестокости, преподанные в неволе, обострили чувство сострадания и справедливости. Эти нравственные ориентиры выручали Броднева всякий раз, когда он решал жизненные ситуации со многими неизвестными ситуациями.

В критическом для страны сорок втором Михаил унаследовал ношу, был избран председателем исполкома Ямало-Ненецкого окружного Совета депутатов трудящихся – по нынешнем меркам он стал президентом Ямала. В июле 1950 года Михаил получил освобождение от работы по болезни. Был награжден орденом за развитие хозяйства и культуры округа. В августе этого же года назначается на должность управляющего Госрыбтреста Якутской АССР. В 1957 году становится заведующим отделом экономики на Ямальской сельскохозяйственной опытной станции. 1958 году выполняет обязанности заместителя начальника по политчасти в Якутском обкоме КПСС.

Михаил Митрофанович, заведуя Культбазой в 1935-1937 годах, несомненно, заслуживает самых благодарных слов. Человек непростой судьбы, оставивший по-настоящему добрый и глубокий след в истории Ямальского района и ЯНАО в целом. Именно под его руководством база за короткое время превратилась в подлинный центр хозяйственной и культурной жизни района. За период его деятельности он был награжден орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», медалями «За победу над Германией», «За доблестный труд в период Великой Отечественной войны», «За трудовую доблесть». При множестве повседневных забот, связанных с базой, он еще и успевал заниматься научной работой, серьезно изучая прошлое Ямала, собирал и обобщал материалы по истории и этнографии. Итогом его творческого поиска стала рукопись «Ямал», в которой уместилась многовековая история края.

Долгие годы Михаил Митрофанович жил и работал в округе. В своей книге о Ямале в первой главе он описывал прошлое народов Ямала: «Климатические условия тяжелые, как говорят шутники, «двенадцать месяцев зима, остальное лето». Шутка хороша, а на вопрос, что самое неприятное в условиях жизни, ямальцы отвечали: сильные ветры-бураны зимой, гнус — летом.

В декабре–январе в южной части округа солнце появляется на 2-3 часа в день, а на севере в это время полярная ночь. Неописуемый восторг вызывают у людей первые лучи солнца. При их появлении люди выбегают из жилищу, и каждый по-своему выражает радость наступления пока крошечного дня – бросают вверх шапки, криками приветствуют светило, пляшут, поют.

Как бы желая сгладить зимнюю невнимательность к Заполярью, солнце щедро отдает тепло и летом, наступает полярный день продолжительностью в два месяца. Между прочим, это не нарушает обычного режима у людей, они нормально спят, работают».

Оценивая деятельность культбаз, он также писал, что они много сделали для возрождения северных окраин и, в частности, Ямала. Им же отмечен интересный факт наличия определенного антагонизма между культбазой и райисполкомом, вызванный тем, что для работников культбаз по сравнению с районными работниками были созданы хорошие условия. Так секретарь райкома получал 400 рублей, а начальник культбазы – 1200 рублей. Зарплата других специалистов культбазы, учителей, врачей была тоже в два раза выше, чем у находившихся на местном бюджете. Медицинское, ветеринарное обслуживание, обучение в школе тоже находились под ведомством культбазы. Гораздо лучше обстояли дела и с жилым фондом.

С 1 января 1939 года Ямальская культурно-хозяйственная база официально прекратила свое существование. Михаил Броднев и его предшественник Борис Шмырев приложили максимум усилий к тому, чтобы превратить базу в хозяйственный и культурный центр Заполярья.

Конечно, и в те годы жизнь ямальцев была далека от хорошей по-настоящему. И все же отличали ее определенная стабильность, зарождающаяся уверенность в завтрашнем дне. Не об этом ли свидетельствует, в частности, то, что очень и очень немногие из них уезжали отсюда? Напротив, росло количество «большеземельцев», стремившихся жить и работать на Ямале.

Со временем, благодаря реализации архитектурно-строительной программы, разработанной Администрацией муниципального образования Ямальский район, Яр-Сале превратился в современный поселок, развивающийся, благоустроенный, с большими перспективами развития.

Валентина Ноженникова

(по материалам Ямальского районного музея и книге Л. Ф. Липатовой «Сава Луца»)